Алина Витухновская (blackicon) wrote,
Алина Витухновская
blackicon

Categories:

В КАКИХ СТРАННЫХ МЕСТАХ "СЕБЯ" ТОЛЬКО НЕ ОБНАРУЖИШЬ Эссе Грибенко Валерии, 4 МЖ/СО, 5 ак. гр.

Оригинал взят у Maria Evdokimovaв Эссе Грибенко Валерии, 4 МЖ/СО, 5 ак. гр.

Социо-культурный феномен моды или зачем ты купил айфон и пошел на митинг, хипстер?

«Мода превратилась в чистый бизнес и развод. И настоящий дендизм и аристократизм заключается как раз в игнорировании тех фактов, которые нам навязываются модными журналами. (Алина Витухновская


Думаю, ни для кого не секрет, что в настоящее время  мода превратилась в нечто большее, чем костюмы haute couture” или дамские шляпки. Сам факт присутствия или влияния моды в политической, общественной, культурной, не говоря уже о научной жизни, не вызывает сомнений практически ни у кого. Мода является, прежде всего, одной из социальных норм, свойственных преимущественно индустриальному и постиндустриальному обществам. В традиционном обществе важнейшим регулятором  потребления был «обычай», а мода просто выросла из него в определенный момент истории. Она существенно отличается от таких норм, как право, религия, мораль или обычай, которые пронизывают все исторические эпохи. По мнению известного российского социолога А.Б. Гофмана, «только в 19 веке мода превратилась в мощный регулятор общественной жизни. С этого момента времени можно говорить о появлении моды как универсальной норме, ограниченной во времени.»[1]

Но для начала ответим на вопрос «Что такое мода?». Во-первых, это так называемые модные объекты, а во-вторых, модные стандарты поведения. Модными объектами являются «любые объекты «в моде», в их числе одежда, пища, алкогольные напитки, табачные изделия, произведения музыки, живописи, литературы,  стиль жизни, виды спорта и т.д. В силу некоторых причин, некоторые объекты моде чаще подвергаются воздействию моды: так, одежда, музыка в наибольшей степени подвержены влиянию модных тенденций, а жилище, еда – в меньшей. Можно сказать, что, когда вещь удовлетворяет жизненно важные потребности – она менее подвержена влиянию моды. Как сказал немецкий социолог В. Зомбарт,  «чем бесполезнее предмет, тем более подчинен он моде»[2].

Отсюда вытекает одно из главных качеств моды – ее современность. Даже обращаясь к старым тенденциям, мода является современной, и именно эта сиюминутность – главное достоинство моды. В этом главное отличие моды от обычая, который апеллирует к древности и традициям как мерилу правильности. Мода возможна только в открытом обществе, неконсервативном, она не признает ни региональных, ни государственных, ни этнических, ни культурных, ни социальных границ. И наш глобализированный мир – идеальная среда для распространения моды в качестве одного из средств коммуникаций между людьми. Модели в глянцевых журналах продают не просто вещь определенного размера, фасона, а некий стиль жизни, или желаемый образ – то, чем, по их задумке, должен стать каждый современный человек. А значит, потребитель становится реципиентом, получающим определенное сообщение в виде модной тенденции.

            Цикличность – второе важное свойство моды. Думаю, большинство из нас замечало повторение типичных элементов в той же одежде через определенный промежуток времени. Как известно, поколение складывается в течение юности (17-25 лет) людей, родившихся в одно время (промежуток 6-12 лет). Доказано, что именно  в период до 23 лет человек усваивает основную часть социальной информации, формируется его ценностная картина мира. Опираясь на эти данные, я смею предположить, что возвращение к тенденциям определенных лет обуславливается следующими факторами. Во-первых, когда по прошествии 18-20 лет люди одного поколения достигают позиций лидеров, они начинают определять и формировать настроения масс, а значит, и моду. А по данным социологов, получается, что эта мода явно перекликается с модой двадцатилетней давности. Во-вторых, происходит поддержка и снизу: их дети, которым, условно по 20 лет и которые выросли на других модных установках, рады появлению нового и тоже оказываются вовлечены в этот процесс обновления. А при формировании следующего поколения всё возобновляется.

            Подтверждением актуальности изучения феномена моды может служить тот факт, что уже в 19 веке мода стала предметом тщательного исследования таких выдающихся ученых, как Сперсер, Зиммель, Зомбарт, Блумер, Бурдье. Например, согласно классическому анализу Зиммеля, «мода кажется своего рода тревожной попыткой элитных масс отгородиться от других путем введения знаков отличия, сопровождающимся попытками неэлитарных классов добиться идентификации себя с высшими классами путем принятия этих отличительных знаков»[3]. То есть мода идет от элиты к низам, обновляясь за счет первой. Блумер же отвергает данную концепцию, полагая, что мода умирает не потому, что она отбрасывается элитой, а потому, что просто уступает место новому образцу. Таким образом, мода становится своего рода «коллективным нащупыванием ближайщего будущего»[4]. По определению Блумера, «коллективный вкус – это активная сила в последующем процессе отбора, которая ставит ориентиры и вместе с этим самоорганизуется, приспосабливаясь к социальным формам и воплощаясь в них.»[5] Современный социолог Гофман развил эту мысль и пришел к выводу, что никаких особых институций, занимающихся созданием моды, не существует, потому что в моде обязательно сохраняются спонтанные элементы. Иначе, если весь цикл модной коммуникации, производства, распределения и потребления полностью регламентирован, то это уже не мода. Безусловно, вопрос, откуда появляются модные тенденции еще не полностью изучен, что, впрочем, дает мне право на полет фантазии в данном направлении. Можно было бы сколь угодно обращаться к исследованиям социологов того времени, но я рискнула связать происходящие события в нашей стране с полученными выводами. Вспомним историю: военный арсенал СССР был больше, чем у США, и все же мы проиграли в холодной войне. Отчего? Оказалось, что «мягкая сила» имеет больший авторитет, а главное – большую силу удара, чем ядерная боеголовка. Джинсы, кока-кола, идея свободы и демократии оказались вполне весомыми аргументами, чтобы сменить строй. По моему мнению, здесь было бы уместно говорить о «модном оружии», основанном не на принуждении или насилии, а  на добровольном принятии идеи, которую сделали модной и привлекательной. Никакие советские средства пропаганды не смогли побороть Моду, навязавшую людям модель поведения. 20 лет назад произошел распад Советского Союза и образование новых независимых государств. 20 лет назад мое поколение только успело появиться на свет. Поколение же моих родителей, которым чуть за сорок, 20 лет выходило на улицы протестовать против режима и «ждало перемен». Перемены произошли, мы пережили лихие 90-ые, «стали более лучше одеваться» в двухтысячные и теперь за чашечкой кофе спорим, пора ли «валить» или нет. Почему мы только теперь, мы начинаем слышать разговоры о формировании в России гражданского общества? Рискну предположить, что это очередной модный тренд. Год назад оппозиционерами считали кучку чудаков, выходящих зачем-то протестовать на Триумфальную площадь. НЕМОДНО было быть против. Сейчас – люди, некогда далекие от политики, которые ранее  прикрывались неким цинизмом и скепсисом по отношению к ней, вышли на улицы. Предполагаю, что поменялась мода просто-напросто. И тут дело не в том, нужны ли перемены нашей государственной машине или нет. Модность и истинность просто находятся в разных плоскостях. Они могут иногда совпадать, иногда нет, так же как модность и утилитарность. Иногда бывает мода на здоровый образ жизни, иногда – мода на нездоровый образ жизни, к сожалению. И тут я хотела бы выделить важнейший психологический фактор, ломающий старые тренды и определяющий новые в сознании индивида. Это скука и желание разнообразия. По большому счету, мало кто может похвастаться интересной жизнью. Вот мы и создаем себе искусственную жизнь, сотканную из всяких сложным переживаний и драм, в которые вписывается и революция, и смена режима. Альбер Камю писал еще в 20 веке: «Надо, чтобы что-нибудь случилось, – вот объяснение большинства человеческих конфликтов. Надо, чтобы что-нибудь случилось необыкновенное, пусть даже рабство без любви, пусть даже война или смерть! Да здравствуют похороны!»[6]. Выходит, мода модой, а двигателем прогресса и человеческой мысли остается простая человеческая скука, подкрепленная какой-нибудь идейкой, витающей в воздухе. К сожалению, человек слишком часто впадает либо в одну, либо в другую крайность, чем и пользуются законодатели мод.

И в завершении, хотелось бы отметить, что в противовес моде, существует и другая мода. Мода не быть как все, быть, немодным. Многие выбирают моду не следовать моде, что выливается в тоже новый тренд: быть не как все. Дело в том, что быть немодным не так-то просто, ведь в повседневной жизни мы всегда или почти всегда выбираем из каких-то образцов, традиционных, модных или еще каких. Разве это не порочный круг?

Источники:

  1. http://joyreactor.ru/user/stassilenthill
  2. http://sociologist.nm.ru/articles/blumer_01.htm
  3. Альбер Камю «Падение»
  4. Гофман А.Б. Мода и люди. Новая теория моды и модного поведения. 4-е издание, исправленное и дополненное. М.: КДУ, 2010 — 228 с.
  5. Зомбарт В.Буржуа: Этюды по истории духовного развития современного экономического человека / Пер. с нем.; изд. подгот. Ю. Н. Давыдов, В. В. Сапов. — М.: Наука, 1994.
  6. Зиммель Г. Психология моды // Научн. обозрение. 1901, № 5.



    Subscribe
    • Post a new comment

      Error

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

      When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
      You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
    • 0 comments