Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

belousov 2

РАСКОЛЬНИКОВ (ОТРЫВОК)



Коран Топора – пошлой оперы карма.
Шикарно!
Иди в ресторан без кошерного шарма!
Джихадно.

Шахидка в хиджаб
Завернется улиткой покорною.
Потом завизжат
Сирены в улицах взорванных.

Смотрят у упор
На своих покойников.
«Антитеррор» –
Говорят полковники.
«Антитеатр» –
Говорят поклонники.
«Антитопор» –
Говорит Раскольников...

Алина Витухновская,
Ссылка на автора обязательна.

а1рейнхардт

Лютики Люфтваффе



Я ощущаю гибель,
Ибо либидо губ -
Убедительный Гитлер,
Пленительный черный куб

Вороны Аненербе,
Анаграммы рабов.
В черных мехах Венеры
Прорвется кровавый шов.

Нитями Абсолюта
Выблевывая синиц...
Какой-нибудь черный Лютер
Однажды сорвется ниц.

Пыль белого декаданса
И полного пиздеца
Эсэсовскую эссенцию
Вдыхайте же до конца!

Collapse )

Алина Витухновская,
Ссылка на автора обязательна.




belousov 2

ДРАКОН

Оригинал взят у b_mikhailov в ДРАКОН
black_dragon_2013

Язычники новые эры неоновой,
Зачем по ночам вы кадритесь к Дракону?
Вы знаете, драгс на Руси вне закона.
Колоться доколе?

Лакать молоко, жить в тисках калипсольных
Вам, знать , нелегко, от тоски алкогольной,
От русской тоски. Но какого резона
Тревожить Дракона?

Реки Новгородской, иль Тихого Дона,
Невы Петроградской - глубины бездонны.
Погубят кого-нибудь ваши прогоны,
О, слуги Дракона.

В костюме пройдется по аэродрому,
Махнет вам газеткой, и к дому родному
Умчится Дракон прямо в штат Оклахома,
Имея ввиду -"Мол, Россия на кой мне?!"

Collapse )

Алина Витухновская, 2008-2013
Ссылка на автора обязательна.



Алина

"ГНОСТИЧЕСКАЯ ГЛАМУРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ" ОКО ЗА ОКО

           ОКО ЗА ОКО
  Прощение - это всегда компромисс. Либо - жест равнодушной души.
"Уметь прощать" - в этом нет ровно никакой возвышенности или глубины.
Прощая пороки, предательство, слабость, ложь, мы лишь поощраем их, допускаем, подпитываем. А их носителей обрекаем , тем временем, на антиэтическую легитимность, общественную субьектность, стремящуюся к юридической. В ожидании, конечно, "Право имею!"

  Между "Все дозволено" и "Каждому свое", я выбираю Свое Дозволено.
Ибо я  -   тот самый Некаждый- Каждый.


   Прощенный же Каждый-Каждый , Абстарктный Кто-Угодно, атомарный индивид,  допущенный в приличное общество, допущенный тем самым порочным, по сути, недальнозорким и опастно-благостным Прощением, кое стало уже самоубиственно-наивным и для самого христианского лобби, так вот, этот Кто-Угодно делает ставки на "Все дозволенно" .
   Но "Все дозволено" это идет не от "кроулианской "воли" или архетипической жажды свободы подлинной. А  от пролетарского ресонтименто, большевизга завистливого.
  Накаченная гербалайфом социалистической химии, нутрь его чует опасное в иерархическом  - "КАЖДОМУ СВОЕ".
   Отсутствующая Самость, в липком ужасе, прочитывает в нем свою  правду  - "МНЕ - НИЧТО".
А быдляцкий ротик неразумно выхаркивает гнилостное в явь - "МНЕ - ВАШЕ !"
То ли глумясь, то ли от сердца чистого.  ( Но сие говорит нам, остервенело намекает  о чикатилистом его каком-то Пределе, о приближайющемся Русском Драйве Абсолютного Мародерства.)
   И когда он, этот пролетарский Микроб, лишится наконец микробости, и  понесет его в" Историю", как пыле-хаос в Пылесос. Как Гагарина-рабов в Космос для коллониальных жителей. Как Христа на на  работу Пиарщика Вечных Мук.
(Но среди вечных мук он всегда был, например, Мавромати - внебрачным сыном Собакии Павлова и Кулика.)

 Когда Микроб получает халявный свой гешефт и гештальт, лишь некоторый внутренний диссонас тревожит его.
Вдруг кто узнает про Маньку его, жену целлюлитную? Вдруг костюмчик его куценький кого на понимание наведет?
Из награбленного переоделся  он в  "от кутюр".  Да не с Черкизовского.  А Маньку топором зарубил.

В Кремле Сурков как-раз Мессию заказывал. Святого, но не Блаженного. Гламурного православия в лице авторитарного Распутина, но без шизы.
Павловские, белковские,чаплины  -  все прочь пойдут!

Так Микроб стал Святым, Великим и Пророком.
 Народ млел в упоении, шел на поклон. Политческие и финансовые проблеммы больше не трогали никого. Концентрация духовности представляла угрозу для жизни.
" НО СМЕРТЬ СМЕРТИЮ ПОПРАВ,  ВАС ПО ПРАВУ ЛИШАЛИ ПРАВ, христиане, рассеяне !" - крутился в голове
Суркова такой вот слоган.
"Путь России один  -  замаливание грехов человечьих" -  так сказал Пророк: " Деньги - в храм.  И когда заслужит народ прощения, будет вновь великая Русь."

Прощая - мы потакаем паденью. Мы развращаем тех, кто прощен. Мы упрощаем отношения до дегенеративного примитивизма.
В прощении нуждаются те, кто не хочет нести ответственность.
Прощенные возвращаются, чтобы гадить. Ибо безнаказанно.

Людей, которых я ценю, я  не прощу. Людей, которых не ценю - тем более.
Да и вообще, я не знаю как это делается. У меня нет такой внутренной потребности.

Людей, которые меня простили, я не люблю. Во-первых, я не чувствовала себя виноватой. Во-вторых, они пытались меня к этому спровоцировать.

Я не желаю прощения ни от кого. Оно унижает, опускает, завуалированно глумится.
Я никогда не испытывала чувства вины. Только за вынужденность быть человеком. И не всевластность-всевозможность.

ХРИСТОС РАСПЯЛ ГНОСТИЧЕСКУЮ ЯСНОСТЬ.  НАЗНАЧЕНЕЦ, А НЕ ГЕРОЙ ! 
МЕРЕСЬЕВ СМЕРТИ СОВЕТСКОГО НЕКРОРЕАЛИЗМА...
Алина

СТАТЬЯ НЕ ОБО МНЕ

Два лика русского хаоса

Недаром Летов пел про Русское поле экспериментов. Россия – это и есть огромный заснеженный полигон, иногда удивлявший интересными результатами опытов. Особенно после того, как рухнула красная империя, и типичные обывательские мирки с мещанской философией начали плавиться, пропуская вперед творцов, про которых даже не поворачивается язык молвить, что их талант от Черта или от Бога. Про некоторых хочется сказать, что их дар от Небытия.

Я давно поставил задачу сравнить задачу сравнить двух, наверное, самых выдающихся антиличностей. Это Алексей Фишев (Угол) и Алина Витухновская. Первый навеки стал кумиром отмороженных панков. Вторая ныне координатор «Республиканской альтернативы». Представляю, сколько гневной критики обрушится на меня за такое сравнение. Но за всю историю русской литературы вряд ли можно найти двух более разных и одновременно более похожих поэтов.

Collapse )

Господа! Эта статья сокращена мной. Но это все равно статья не обо мне . Практически по всем пунктам. Если у вас есть какие-либо вопросы по тексту - задавайте их мне. Я с удовольствием развею иллюзии автора и удовлетворю ваше любопытство. И вообще - я я за точность и ясность.

Алина Витухновская.

Алина

РОДИНА В МЕХАХ . РУССКОЕ САДО-МАЗО, КАК НЕВОЗМОЖНОСТЬ МЕЛКОБУРЖУАЗНОСТИ


 Мазохизм неистребим. И принимает любые формы, чтобы завуалировать свою сущность и сохранить себя.
 Идеология, религия, семья, родина, любовь - все к его услугам.
 Мужской мазохизм  -  больше ленивая инерция.
 Женский - агрессивно-окуппирующий, чувственно-истеричный, затягивающий на дно, в болото, в Смерть (стабильность).
Когда приходит Родина - Мать, Венера в Мехах нервно курит в сторонке.

Алина

ИНТЕРВЬЮ С"ОБЖИГАЮЩЕЙ "ДЕВОЧКОЙ-"ЖЕНЩИНОЙ"

Оригинал взят у del_dot в Малоизвестное интервью Алины Витухновской. Из прошлого.


– Алина, вам нравится привлекать к себе внимание. В чем же смысл, если с одной стороны есть желание уничтожить реальность, с другой – желание привлечь внимание со стороны этой реальности?

– Я привлекаю внимание со стороны реальности для того, чтобы уничтожить реальность. Я же не могу уничтожить реальность в одиночку, к тому же уничтожение реальности весьма утопический проект, но это – единственное, что соответствует мне, что тождественно мне в полной мере. Я считаю, что если есть один шанс из миллиона или миллиарда, то я должна идти по этому пути.

– Получается – уничтожение реальности за счет самой реальности?

– Ну да!

– А в какой момент умер Бог?

– Я бы ответила, если бы я вообще являлась приверженцем теории о том, что Бог был и что Он умер. Произнося, что Бог умер, я пользовалась некими человеческими категориями. Один из персонажей Сартра говорил: «Мне было бесконечно противно пользоваться человеческими словами, но других слов у меня не было». Я могу сказать то же самое. Когда я родилась, на тот момент у меня было чувство того, что я результат некой божественной мести, что была некая дореальность, в которой враждовали две силы. Одна из них была, условно говоря, божественной, или природной, имеющей отношение к этому миру, к этой реальности, а другая – ей противоречащей. Я выступала на стороне противоречащей силы. В какой-то момент физическая сила Бога, простите за тавтологию, оказалась сильней, и этот Бог в силу какой-то своей патологической мстительности вынудил меня родиться здесь и быть человеком, и лишил той силы, которой я обладала на момент дореальности, но оставил воспоминание о ней и претензию, которая была изначально и которую можно назвать словом самость, которая не изменилась. Это ощущение детства. На данный момент мне безразлично: есть ли Бог или нет. Я понимаю, что вернуться в добытие невозможно, поэтому я вижу единственно возможный выход в уничтожении реальности. То, что Бог умер, это скорее такое ощущение. Возможно, это произошло тогда, когда об этом сказал Ницше. Сейчас ощущается, что его нет, есть некая ментальная тема, заданная им. Сейчас, как мне кажется, мы имеем дело даже не с Богом, а с непосредственным продолжением его творения и порока – с человеком.

– Какое же место во всей этой борьбе занимает искусство?

– Очень маленькое. Я скептически отношусь к возможностям искусства противостоять этому миру. Я занялась им, находясь во власти ряда иллюзий по этому поводу.

– Но это было сознательным началом?

– Но это было сделано года в три! Дети могут ошибаться. Им все пытаются заморочить голову. Искусство должно совместиться, например, с политикой. Искусство должно иметь власть, у него не должно быть периферии, оно должно быть тоталитарным, только тогда оно сможет на что-то повлиять. А то, что меня будут размножать, интерпретировать, цитировать и обсуждать в Интернете, который некоторое время назад так ценили и переоценили, мне ровным счетом ничего не дает. Точно так же как в детстве мне хотелось заполнить, не столько своим искусством, сколько своими идеями все пространство улиц и площадей, небо, чтобы люди выходили на улицы и видели там не рекламу фильма «код да Винчи», а какие-нибудь мои фразы. Вот это будет тоталитарное искусство. А все остальное как-то миленько, но совершенно не действенно.

– Тогда имеет ли смысл вообще писать и издавать книги?

– Что значит, имеет смысл или не имеет? На данный момент, мы делаем то, что в наших силах. Я говорила, что я нахожусь в состоянии абсолютного отчаяния, и я не испытываю каких-то иллюзий или надежд. Я просто считаю, что у меня есть некая миссия, и эта миссия должна быть осуществлена любым способом. Почему не имеет смысла издавать книги? Имеет. Только это приносит недостаточно пользы.
– В этом состоянии абсолютного отчаяния, о котором вы говорите, присутствует еще что-либо в контексте борьбы против этого мира, - отвращение, жалость, любовь, ненависть?
– Отвращение – да, страх – да, такое запредельное похахатывание тоже присутствует.

– Это мамлеевское или витухновское похахатывание?

– Мое!

– Страх перед чем? Перед невозможностью реализовать свою иную природу?

– Да, именно так. Это главный страх, о нем написано в «Эссе о лисе». Я сейчас не скажу так складно, как там написано. Этот страх присутствует и он основной.

– А отвращение?

– К себе, к реальности.

– То Иное, о котором вы говорите, оно в этом мире имеет какие-то символы, здесь присутствующие?

– Да, безусловно. Посредством них обособленные существа находят друг друга. Эти символы могут выражаться в виде свастики, или определенной музыки, или литературы. Таким образом, обособленные личности пересекаются, и тогда уже происходит отсев и естественный отбор. Хотя точнее его можно назвать, неестественный отбор.

– Играют ли в этом какую-то роль фундаментальные природные символы, такие как ветер, огонь, дерево и другие?

– Я равнодушна к ним. Это языческие какие-то вещи. А природу я не люблю еще больше, чем человека. Природу я не люблю, потому что в ней содержится что-то слишком уж страшное и чудовищное. С человеком проще, его можно "расчленить", или объяснить ему что-то.

– Но самое ужасное место в этой природной иерархии занимает все-таки человек?

– Природа пока что молчит, и пока что следует бороться с человеком. Хотя «уничтожение реальности» подразумевает уничтожение всего, всего, что только возможно, это могут быть даже вещи, неподвластные взгляду, какие-то измерения, т.е. это подразумевает абсолютное тотальное уничтожение.

– У вас бывали переживания Иного, такие переживания, во время которых ощущение этого мира совершенно отступает?

– Иное я практически всегда испытываю в себе. Переживания же чистого Иного если и бывали, то очень редко, какие-то мгновения.

– Это Иное – это Ничто?

– Нет, Иное – это ощущение своей подлинной природы. Иное – это то, что было в этой дореальности, о которой я вам говорила. Иное – это честное завершение идеи о воле к власти. Потому что в том же детстве я мечтала вернуть себе утерянную власть, но потом я поняла, будучи честна с собою самой, что даже если я полностью овладею этим миром и буду им править, все равно я не буду той, которой я была изначально. Единственное, что было бы абсолютно честным и не продлило бы эту дурную явь, это и есть уничтожение реальности. Это не является каким-то моим желанием. Если бы этот проект осуществился, я бы не испытала наверное никаких эмоций. Это некая такая механическая цель, которая означает лишь осуществление миссии. Наверное, так.

– Когда вы читаете книги других авторов или смотрите фильмы, вы сталкиваетесь там с этим отвращением, но только уже по отношению к данным продуктам?

– Если бы я постоянно рефлестировала на тему того, насколько мне отвратительно то или иное проявление этого мира, то я бы, наверное, из дома не входила. Одни книги отвратительны, другие – не отвратительны, но я скажу, что лет с семнадцати я читаю крайне мало, у меня полно всяких других дел. Есть произведения искусства, которые я рассматриваю с точки зрения соответствия или несоответствия своей идеологии и, конечно, с точки зрения абстрактной качественности. Есть то, что соответствует, это тот же Мамлеев, которого вы упомянули.

– Что бы для вас могло быть пределом в искусстве?

– Считать меня человеком искусства – это некоторая ошибка. Я вообще об этом не думаю. Я считаю, что в сфере искусства я все уже сделала. Но я хотела бы ответить за свои слова, и даже попасть за это в ад. Я хотела бы быть Иисусом Христом зла и хочу, чтобы меня распяли на свастике. Вы говорили о непереносимости внутреннего страдания, я бы сказала, что – да, после того, что я думала и чувствовала. Если Сартр сказал, что ад – это другие, я бы сказала: ад – это я. Если допустить существование ада, я бы хотела туда попасть, чтобы ответить за свои слова. Только жаль, что там не будет прессы.

– Вы сами царапаетесь о свои стихи, когда их перечитываете?

– Я их не перечитываю. Не помню и не интересно.

– Культурная жизнь в Столице сильно отличается от культурной жизни в провинции или сейчас царит тотальный застой?

– Не могу сказать с точностью, я давно не была в провинции, даже в Питер не всегда получается выбраться. Что касается застоя, то он имеет место. Это общеевропейская тенденция. Я еще в Германии заметила. Моя книга была воспринята там как фашистский китч, чего там никто не делает, хотя по идее там должен витать дух такого брутального нацизма. Эта книжка, которая вроде как поэзия, продавалась там больше, чем Сорокин и Ерофеев. Их произведения в несколько тысяч экземпляров лежат там годами, а весомая часть тиража моей книги распродалась буквально за неделю. На встрече с немецким издателем, на вопросы которого я должна была дать политкорректные ответы, я вела себя совершенно неприлично и неполиткорректно. Я говорила просто безумные вещи. В результате он сказал по поводу меня: «Хороший писатель не обязательно должен быть хорошим человеком». Я добавила: «Хороший писатель никогда не бывает хорошим человеком».

Алина

(no subject)

Алина Витухновская
*** (отрывок)

Седела луна, старея,
Глотая окрошку звезд.
И карту Гипербореи
Холодный ветер унес.

И капали слезы-листья
Из разинутых глаз.
И Вася- Апокалипсис
Играл васнецовый джаз.

Как сочно-философично
Статическое Ничто.
Я тот, кто обрел Сверх-личнолсть
В бездарной тщете пустой.

А вы , что о жизни вечной
Молились в трусливой мгле,
Почуять смогли конечность
Земли, на земле, в земле ?

Алина

Hello Kitty Military (Отрывок из текста "РАСКОЛЬНИКОВ"

Оригинал взят у litvinenko_ai в Hello Kitty Military

***

Коран Топора – пошлой оперы карма.
Шикарно!
Иди в ресторан без кошерного шарма!
Джихадно.
Шахидка в хиджаб
Завернется улиткой покорною.
Потом завизжат
Сирены в улицах взорванных.
Смотрят у упор
На своих покойников.
«Антитеррор» –
Говорят полковники.
«Антитеатр» –
Говорят поклонники.
«Антитопор» –
Говорит Раскольников.
То порно, то порно, топорно, топорно.
Раскольников – это топорно, прикольно.
А может, Россия в тотальном расколе?
Доколе?!
**
Говорил Раскольников
То ли богу,
То ли какому-то дурачку:
«Меня не трогай,
Я знаю, о чем толку…
Тоску ли русскую,
Истинку ль бестолковую
Коряво чувствую,
Вытанцовываю.
Заратустрою,
Русской кровью
Пусто мне
Со своей любовью.
Весь мир – тюрьматрица.
Вокруг мокрицы.
Пора топоратливаться.
Топор, как принцип.
Чей череп в панцире?
Удар мой точен.
Смерть – ампутация
Одиночества.
Меня глючило,
Когда по e-mail’у читал:
«Чик-Атило –
Лишь Кич Отелло.
А кич достал.
Достало маньячество,
Лишенное смысла.
Сакральной значимости
Ищу в убийстве.
Пришлю порно», –
Писала школьница, –
«Хочу топор твой,
Раскольников!
Руби мне голову!
Ай лов гибельное.
Меня голую
Любой выебет.
Да убьет не любой,
Убьет единственный.
Смерть, как любовь,
Только искренней.
На сайте Усамы
Бледен, ладен ислам.
Мои руки пахнут Бен Ладеном,
Но я молюсь топорам.
Аллаху похуй
Мои грехи.
Мне плохо
И все плохи.
Покорно-трепетно
Моё нутро.
Я смерти требую
С топором.
Пусть будет порвано
Нутро и плоть.
С тобой, Раскольников,
Я не прочь».
Убило девочку
Ничто в упор.
Купила Евочка
Себе топор.
***
© Алина Витухновская



Hello Kitty Military

Hello Kitty - персонаж японской поп-культуры, маленькая белая кошечка в упрощенной прорисовке, название происходит от английского "Привет, киска". Котенка Китти придумал в 1974 году Синтаро Цудзи, владелец японской фирмы игрушек Sanrio, а торговая марка Hello Kitty, зарегистрированная в 1976 году, используется в качестве бренда для многих продуктов, стала главным героем одноимённого мультсериала, появляется в ролях-камео в других мультфильмах. Игрушки Hello Kitty - популярные в Японии и во всём мире сувениры. У этого персонажа весьма нестандартный внешний облик: маленькое туловище, крупная голова, ушки торчком, глазки-бусинки и носик кнопочкой, но при этом Китти традиционно изображают, шьют, рисуют, лепят и чего только не делают безо рта. Отчасти её популярность зависит от того, что Hello Kitty состоит из простых линий - любой может нарисовать ее. Но даже при такой простоте она все равно выглядит очень мило и притягивающее. Вероятно, в Японии именно эта незавершённость и позволила маленькой белой кошечке пробраться в людские сердца. Сейчас выходит огромное множество различных товаров с Китти, от футболок и мягких игрушек до тостеров, а также множество подделок и клонов, преимущественно китайского производства. И еще одна тенденция - котенка Китти все больше связывают с военной тематикой, от униформы и амуниции до пистолетов, гранат, штурмовой винтовки и бронетехники.


Collapse )