Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Алина

))" ХОТЬ КАКАЯ ТО ИЗВЕСТНОСТЬ" (Искусство заголовка!)

Оригинал взят у b_mikhailov в ))" ХОТЬ КАКАЯ ТО ИЗВЕСТНОСТЬ" (Искусство заголовка!)
"Перечислим кандидатов, имеющих хоть какую-то известность, в порядке убывания. Григорий Явлинский, Ксения Собчак, Алексей Навальный (которого ЦИК точно не допустит из-за судимости, что неоднократно подчеркивала Элла Памфилова), Лидер «Коммунистов России» Максим Сурайкин и Монархической партии Антон Баков, автор учебника «Основы православной культуры», друг молодежи и просто хороший брат Борис Якеменко, поэтесса Алина Витухновская, пока не запрещенный националист Дмитрий Демушкин, трое предпринимателей, ну и так далее..."

http://www.mk.ru/politics/2017/10/23/dvoe-i-putin-kto-iz-kandidatov-dotyanet-do-prezidentskikh-vyborov.html

Алина

ОНИ УТОНУЛИ

Вся работа здешнего агитпропа сводится, в сущности, к нехитрому лозунгу - "Не насосали, а нановороссили". А теперь еще и намалороссили впридачу. В этих болотистых щах псевдорусской "политики" торчит жиденькая дугинская борода и усы Стрелкова. Креатив закончился. Цирк уехал. А клоуны остались. Правда не такие бодрые и упитанные как были.

Множить сущности начинают тогда, когда фактура, основание безнадёжно потеряна. "Русский" мир поплыл. Он утонул.

Алина Витухновская

а 2 грезов

Автобиографическая история преследования Антона "Paperdaemon" Мырзина

НАЧАЛО

Я решил написать этот текст с целью пресечения всевозможной дезинформации и слухов, порождаемых вокруг меня априори государственно-ангажированной российской прессой, общения с которой я сознательно избегаю. Он предназначен прежде всего для российских правозащитников и практикующих юристов, способных как предоставить мне дельные советы и рекомендации, по крайней мере по вопросам прекращению моего политического преследования, так и для всех граждан России, интересующихся особенностями национальной борьбы с инакомыслящими.
При этом я прекрасно осознаю, что при сохранении путинского режима, смысл даже самой юридически грамотно оформленной попытки прекращения моего преследования, которое в России может быть возобновлено вновь в любой момент и по любому формальному поводу, практически сводится к нулю — тем самым исключая моё возвращение, по крайней мере на период властвования вышеупомянутого строя.

Collapse )
http://rufabula.com/author/anton-myrzin/260
а 2 грезов

То ли шабаш, то ли «Пионерская зорька»

ВСЕ, ЧТО, КАЖЕТСЯ БЫЛО У МЕНЯ О ГЛУБОКО НЕПРИЯТНОМ ПЕРСОНАЖЕ - ЛЕТОВЕ, ТАК УПОМИНАНИЕ ЛИШЬ. (А.В.)

Когда большевики и молодые неформалы стали объединяться, пришлось вызывать ОМОН.

Свежего воздуха жаждут лидеры оппозиции. Не за ним ли они бегали по улицам с красными флагами? Бегать теперь нельзя — оппозиционеры решили поискать друзей среди неформальной нонконформистской молодежи, принявшись заигрывать с ее кумирами. За что и получили как-то по мозгам...

Свалка

«Все чего у тебя нет, есть здесь и сейчас!» С такого лихого лозунга в канун Нового года в Доме культуры имени Горького начиналась акция с обязательным ныне революционным названием «Руководство к действию». То было что-то вроде съезда коммунистов-великодержавников и представителей неформаль­ной молодежи: музыкантов и художников. Посвящалась акция не­прерывному фестивалю современ­ного искусства «Русский прорыв». Организовали ее несколько моло­дежных движений современного ис­кусства и «патриарх» национал-большевизма — газета «Завтра».

Посреди зала — наспех собранная инсталляция: пивные банки, прочий ненавязчивый хлам, надписи «по­стмодернизм» и «антисистема», увенчанные муляжом ракеты. У сцены сложены мешки с песком, хо­тя видимо, уместней была бы песочница. Любители военной атри­бутики старательно заполнили про­странство своей бутафорией.

Collapse )

Алина ВИТУХНОВСКАЯ
«Новое время» № 3, 1994


(c)godunov

ЗАКАТ ЕВРОПЫ

Оригинал взят у b_mikhailov в ЗАКАТ ЕВРОПЫ


https://www.youtube.com/watch?v=gGPm9Qabp68

Как рифеншталит финал Европы,
Будто штормит на экране "Титаник".
Если долго глядеться в пропасть,
Пропасть проглотит твою витальность.

Как рифеншталит финал Европы
Под иммитацию поп-Рамштайна!..
Тайна отделается "нихтферштейном"
В антиэйнштейновскую фатальность...

Эхом гностического отчаянья
В профаническую эпоху
Нихферштейная нихферштайна
Зарифмует кошмарный хохот.

Collapse )
Алина Витухновская,
Ссылка на автора обязательна.




(c)godunov

НЕ ВЫНОШУ КОНЦЕПТУАЛЬНОЕ ИСКУССТВО ИСТЕРИЧНЫХ СУЩЕСТВ С РЕПРЕССИВНЫМ СОЗНАНИЕМ.

В Петербурге художник устроил акцию протеста, раздевшись и замотав себя в колючую проволоку

03.05.2013

У здания Законодательного собрания Петербурга художник Петр Павленский устроил акцию протеста: он разделся и замотал себя в колючую проволоку. В таком виде он какое-то время лежал на асфальте, пока его не унесли в здание ЗАКСа.

По словам его сторонников, акция символизирует «существование человека в репрессивной законодательной системе, где любое движение вызывает жестокую реакцию закона, впивающегося в тело индивида», сообщают Аргументы недели.

Напомним, что художник Павленский прославился благодаря своей акции в поддержку Pussy Riot, когда он зашил себе рот и устроил пикет у Казанского собора.



Алина

ИНТЕРВЬЮ С"ОБЖИГАЮЩЕЙ "ДЕВОЧКОЙ-"ЖЕНЩИНОЙ"

Оригинал взят у del_dot в Малоизвестное интервью Алины Витухновской. Из прошлого.


– Алина, вам нравится привлекать к себе внимание. В чем же смысл, если с одной стороны есть желание уничтожить реальность, с другой – желание привлечь внимание со стороны этой реальности?

– Я привлекаю внимание со стороны реальности для того, чтобы уничтожить реальность. Я же не могу уничтожить реальность в одиночку, к тому же уничтожение реальности весьма утопический проект, но это – единственное, что соответствует мне, что тождественно мне в полной мере. Я считаю, что если есть один шанс из миллиона или миллиарда, то я должна идти по этому пути.

– Получается – уничтожение реальности за счет самой реальности?

– Ну да!

– А в какой момент умер Бог?

– Я бы ответила, если бы я вообще являлась приверженцем теории о том, что Бог был и что Он умер. Произнося, что Бог умер, я пользовалась некими человеческими категориями. Один из персонажей Сартра говорил: «Мне было бесконечно противно пользоваться человеческими словами, но других слов у меня не было». Я могу сказать то же самое. Когда я родилась, на тот момент у меня было чувство того, что я результат некой божественной мести, что была некая дореальность, в которой враждовали две силы. Одна из них была, условно говоря, божественной, или природной, имеющей отношение к этому миру, к этой реальности, а другая – ей противоречащей. Я выступала на стороне противоречащей силы. В какой-то момент физическая сила Бога, простите за тавтологию, оказалась сильней, и этот Бог в силу какой-то своей патологической мстительности вынудил меня родиться здесь и быть человеком, и лишил той силы, которой я обладала на момент дореальности, но оставил воспоминание о ней и претензию, которая была изначально и которую можно назвать словом самость, которая не изменилась. Это ощущение детства. На данный момент мне безразлично: есть ли Бог или нет. Я понимаю, что вернуться в добытие невозможно, поэтому я вижу единственно возможный выход в уничтожении реальности. То, что Бог умер, это скорее такое ощущение. Возможно, это произошло тогда, когда об этом сказал Ницше. Сейчас ощущается, что его нет, есть некая ментальная тема, заданная им. Сейчас, как мне кажется, мы имеем дело даже не с Богом, а с непосредственным продолжением его творения и порока – с человеком.

– Какое же место во всей этой борьбе занимает искусство?

– Очень маленькое. Я скептически отношусь к возможностям искусства противостоять этому миру. Я занялась им, находясь во власти ряда иллюзий по этому поводу.

– Но это было сознательным началом?

– Но это было сделано года в три! Дети могут ошибаться. Им все пытаются заморочить голову. Искусство должно совместиться, например, с политикой. Искусство должно иметь власть, у него не должно быть периферии, оно должно быть тоталитарным, только тогда оно сможет на что-то повлиять. А то, что меня будут размножать, интерпретировать, цитировать и обсуждать в Интернете, который некоторое время назад так ценили и переоценили, мне ровным счетом ничего не дает. Точно так же как в детстве мне хотелось заполнить, не столько своим искусством, сколько своими идеями все пространство улиц и площадей, небо, чтобы люди выходили на улицы и видели там не рекламу фильма «код да Винчи», а какие-нибудь мои фразы. Вот это будет тоталитарное искусство. А все остальное как-то миленько, но совершенно не действенно.

– Тогда имеет ли смысл вообще писать и издавать книги?

– Что значит, имеет смысл или не имеет? На данный момент, мы делаем то, что в наших силах. Я говорила, что я нахожусь в состоянии абсолютного отчаяния, и я не испытываю каких-то иллюзий или надежд. Я просто считаю, что у меня есть некая миссия, и эта миссия должна быть осуществлена любым способом. Почему не имеет смысла издавать книги? Имеет. Только это приносит недостаточно пользы.
– В этом состоянии абсолютного отчаяния, о котором вы говорите, присутствует еще что-либо в контексте борьбы против этого мира, - отвращение, жалость, любовь, ненависть?
– Отвращение – да, страх – да, такое запредельное похахатывание тоже присутствует.

– Это мамлеевское или витухновское похахатывание?

– Мое!

– Страх перед чем? Перед невозможностью реализовать свою иную природу?

– Да, именно так. Это главный страх, о нем написано в «Эссе о лисе». Я сейчас не скажу так складно, как там написано. Этот страх присутствует и он основной.

– А отвращение?

– К себе, к реальности.

– То Иное, о котором вы говорите, оно в этом мире имеет какие-то символы, здесь присутствующие?

– Да, безусловно. Посредством них обособленные существа находят друг друга. Эти символы могут выражаться в виде свастики, или определенной музыки, или литературы. Таким образом, обособленные личности пересекаются, и тогда уже происходит отсев и естественный отбор. Хотя точнее его можно назвать, неестественный отбор.

– Играют ли в этом какую-то роль фундаментальные природные символы, такие как ветер, огонь, дерево и другие?

– Я равнодушна к ним. Это языческие какие-то вещи. А природу я не люблю еще больше, чем человека. Природу я не люблю, потому что в ней содержится что-то слишком уж страшное и чудовищное. С человеком проще, его можно "расчленить", или объяснить ему что-то.

– Но самое ужасное место в этой природной иерархии занимает все-таки человек?

– Природа пока что молчит, и пока что следует бороться с человеком. Хотя «уничтожение реальности» подразумевает уничтожение всего, всего, что только возможно, это могут быть даже вещи, неподвластные взгляду, какие-то измерения, т.е. это подразумевает абсолютное тотальное уничтожение.

– У вас бывали переживания Иного, такие переживания, во время которых ощущение этого мира совершенно отступает?

– Иное я практически всегда испытываю в себе. Переживания же чистого Иного если и бывали, то очень редко, какие-то мгновения.

– Это Иное – это Ничто?

– Нет, Иное – это ощущение своей подлинной природы. Иное – это то, что было в этой дореальности, о которой я вам говорила. Иное – это честное завершение идеи о воле к власти. Потому что в том же детстве я мечтала вернуть себе утерянную власть, но потом я поняла, будучи честна с собою самой, что даже если я полностью овладею этим миром и буду им править, все равно я не буду той, которой я была изначально. Единственное, что было бы абсолютно честным и не продлило бы эту дурную явь, это и есть уничтожение реальности. Это не является каким-то моим желанием. Если бы этот проект осуществился, я бы не испытала наверное никаких эмоций. Это некая такая механическая цель, которая означает лишь осуществление миссии. Наверное, так.

– Когда вы читаете книги других авторов или смотрите фильмы, вы сталкиваетесь там с этим отвращением, но только уже по отношению к данным продуктам?

– Если бы я постоянно рефлестировала на тему того, насколько мне отвратительно то или иное проявление этого мира, то я бы, наверное, из дома не входила. Одни книги отвратительны, другие – не отвратительны, но я скажу, что лет с семнадцати я читаю крайне мало, у меня полно всяких других дел. Есть произведения искусства, которые я рассматриваю с точки зрения соответствия или несоответствия своей идеологии и, конечно, с точки зрения абстрактной качественности. Есть то, что соответствует, это тот же Мамлеев, которого вы упомянули.

– Что бы для вас могло быть пределом в искусстве?

– Считать меня человеком искусства – это некоторая ошибка. Я вообще об этом не думаю. Я считаю, что в сфере искусства я все уже сделала. Но я хотела бы ответить за свои слова, и даже попасть за это в ад. Я хотела бы быть Иисусом Христом зла и хочу, чтобы меня распяли на свастике. Вы говорили о непереносимости внутреннего страдания, я бы сказала, что – да, после того, что я думала и чувствовала. Если Сартр сказал, что ад – это другие, я бы сказала: ад – это я. Если допустить существование ада, я бы хотела туда попасть, чтобы ответить за свои слова. Только жаль, что там не будет прессы.

– Вы сами царапаетесь о свои стихи, когда их перечитываете?

– Я их не перечитываю. Не помню и не интересно.

– Культурная жизнь в Столице сильно отличается от культурной жизни в провинции или сейчас царит тотальный застой?

– Не могу сказать с точностью, я давно не была в провинции, даже в Питер не всегда получается выбраться. Что касается застоя, то он имеет место. Это общеевропейская тенденция. Я еще в Германии заметила. Моя книга была воспринята там как фашистский китч, чего там никто не делает, хотя по идее там должен витать дух такого брутального нацизма. Эта книжка, которая вроде как поэзия, продавалась там больше, чем Сорокин и Ерофеев. Их произведения в несколько тысяч экземпляров лежат там годами, а весомая часть тиража моей книги распродалась буквально за неделю. На встрече с немецким издателем, на вопросы которого я должна была дать политкорректные ответы, я вела себя совершенно неприлично и неполиткорректно. Я говорила просто безумные вещи. В результате он сказал по поводу меня: «Хороший писатель не обязательно должен быть хорошим человеком». Я добавила: «Хороший писатель никогда не бывает хорошим человеком».

Алина

СОБАКА БОСХА ОСКАЛИЛА ЛИЛОВЫЕ ЧЕЛЮСТИ СТРАХА - 2

Собака Босха оскалила лиловые челюсти страха.
Смерть распахнулась улыбкой Сикстинской Мадонны.
Убийство юркою устрицей ускользнуло по горлу и галстуку
                                                                  "моего" любовника".
Повесился поцелуй на метафизической слизи улитки,
                                                                 затянутый в узел прозрачного утра.
Загустевшие портьеры болот надвинуты на пустую комнату
                                                                                    совершенного ритуала.  

Освенцим по Цельсию. Лицо поспевшего концентрационного
                                                                                    луна-паркового апельсина.
Лисица раскачивается на висилице, словно солнце веселого,
                                                                  аляповатого, как смерть фаусто-зоопарка.
Пир во время чумы. Реппер, распятый на инсталяции,
                                                                   напоминающей кошмарную аппликацию детства.

Пицца, покусанная как солнце. Испуганное лицо человека,
                                                                    растекающееся по асфальту.
Бессмысленное описание реальности нестарательными руками
                                                                                      растения или убийцы.
Алина

Алина Витухновская: Заберите Своих Мертвецов! THE BEST


Статья опубликована в апреле 1999

  Физически ясна мысль о неактуальности "искусства". Гнилой зуб следует вырвать. Стоматология как фашизм. Фашизм как стиль. В искусстве больше нет стиля. Тупые дети читают журнал Cool Girl. Банкиры смотрят порно. Шахтёры онанируют дрелью. Но все они предпочтительней ублюдков, имеющих отношение к искусству. 
   Меня тоже прежде не тошнило в мерзость раскрытых книг. И я обучалась манёврам творчества, рассчитывая поиметь Власть. (Лучше с детства копить ножи, пистолеты и деньги. Лучше обучаться Войне!)
  Удовольствие от процесса, желание самовыражения, уважение к аудитории - все эти атрибуты, так называемого "настоящего художника" всегда были мне чужды. Меня интересовал результат, эффективность воздействия. Но... если бомба не взорвалась, то кому это нужно? Я без сожаления дистанцируюсь от освоенной области.
 
  Литература - всего лишь паталогия слов. Текст сейчас нисколько не тоталитарен (о чём говорил когда-то Сорокин).
  А  Диктатура осуществляется методами более брутальными, и более здоровыми персонажами. (Меняю гениальность на нейтронную бомбу.)
   Зато сам Сорокин, без сожаления отказавшийся от роли "анти-литератора", имеет солидное положение в культурном сообществе . Он теперь преуспевающий новый русский писатель, выпускающий собрания сочинений, и читающий лекции в немецких университетах. Что, впрочем, не осуждается. Но будь сие -  производным более глобальной ментальности, было бы гораздо любопытней и перспективней.
  Впрочем, я довольна уже и тем, что благодаря Сорокину, в Европе представленна адекватная, высочайшего уровня русская литература.( А под более глобальной ментальностью я подразумеваю такое мировоззрение, которое лишено всяческих людских градаций и условностей . И, используя их лишь в провокационных (да и любых других, актуальных на данный момент(!)  для носителя ее) целях , имеет достаточный иммунитет ,в виде абсолютного сверхштирнеровского эгоизма. 
  Гений и злодейство - как запрещенный прием. Но в нем  - та естественность, то единство, то настоящее "Я" Настоящего "Я - Гения", что трусливые и слепые моралисты смеют называть дуализмом и парадоксом. Тогда как дуализм - лишь внутреннее шатание безвольного голема.
  А я предпочитаю злую простоту, метафизическую брутальность, не русскую ,вообщем, ясность и марширующую умо-четкость, что подобна бодрящей  бомбардировке, и похожа на черно-белую порнографию и немецкую речь.
  Я парадоксов враг. Хайль Истине!
  Collapse )