Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Алина

АнОмАлИзМ

Реальная библиографическая редкость, с автографом автора, подробнее о книге
АНОМАЛИЗМ

Издательство "МЫШЪ" 1993 год.
Это моя первая изданная книга.

СТОИМОСТЬ: ВСЕГО (!!!) 1500 рублей рф.
Предоплата. Отправляю в день получения перевода, либо на следующий.
Связь - см. контакты, или в личные.
Алина

ЧЕЛОВЕК С СИНДРОМОМ ДНА: НОВАЯ КНИГА АЛИНЫ ВИТУХНОВСКОЙ

Оригинал взят у b_mikhailov в ЧЕЛОВЕК С СИНДРОМОМ ДНА: НОВАЯ КНИГА АЛИНЫ ВИТУХНОВСКОЙ
Друзья, есть хорошая новость!



Наконец пришёл тираж книги "Человек с синдромом дна". Со следующей недели начинаем отправку тем из вас, кто участвовал в финансировании проекта. Также книгу с подписью автора можно приобрести за 2000 руб. с доставкой по России.

По вопросам заказов обращайтесь на почту: vituhnovskaya.alina@gmail.com

Алина

"Со мной опять здороваются стены" - дети читают стих Алины Витухновской

Алина

ТЮРЬМАТРИЦА


У меня всегда вызывала отторжение та значимая часть русской литературы, которая сакрализовала страдание. И та часть русского общества, которая вслед сакрализовала смерть, нищету, тюрьму. Опыт тюрьмы в России крайне переоценен. Он состоит из патетических восклицаний, банальных рефлексий общечеловека. Репрессивное сознание (таково сознание интеллигенции, значимой ее части) трактует заключение как жертвенность, воспевая в итоге только жертву. И следовательно, бесконечно воспроизводя вновь русскую матрицу насилия.

Признаюсь, я не увидела в тюрьме больше страдания, чем вижу его в бытии вообще. И, признаюсь, меня не прельщала навязываемая мне роль жертвы. Потому я сделала из своего ареста концептуальную акцию. (В случае Серебренникова она сложилась сама собой, ибо он - театральный режиссер.) В перспективе тюремный опыт, опыт репрессивного сознания вообще должен быть максимально нивелирован.

Алина Витухновская

Алина

АКТУАЛЬНЫЕ АФОРИЗМЫ АЛИНЫ ВИТУХНОВСКОЙ

ПОЛИТЕРАТУРА

Когда вы становитесь политиком, ваше лингвистическое и смысловое самоограничение достигает предела. Хотите быть хорошим писателем - становитесь хорошим политиком.

РУКОПИСИ ГОРЯТ. НУ И ЧТО?

Фейсбук напоминает - в этот день, несколько лет назад, некий персонаж известил общественность, что, вопреки Булгакову, рукописи горят. И демонстративно сжёг мои тексты в собственной квартире. Что значил и к кому был направлен сей жест - история умалчивает.

СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ ВОСКЛИЦАНИЕ

"И опять-таки, во имя чего ждать? Ждать, когда нет сил жить, а между тем жить нужно и хочется жить!" - Чехов.

Очень советское-социалистическое восклицание! У французов (экзистенциалистов) - отрицание бессмысленности, у советских (социалистических) по литературному в т.ч. недоразумению названных русскими - истерическое, рабское какое-то принятие бытия как незыблемой данности.

ЧУДОВИЩНАЯ ОШИБКА

Самая чудовищная и неприятная ошибка, которую может совершить критик, но чаще совершает публика - это отождествить автора с "лирическим героем" произведения. Стоит расставить точки на и. В моих произведениях никогда не было "лирического героя" как такового. В нем есть "персонаж" (персонажи). Я никогда не испытывала желания отождествлять себя с кем-либо, выстраивать литературные или исторические проекции. Если какие-либо тексты и описывают меня хотя-бы отдалённо - все они написаны в мужском роде (как, к примеру, стихотворение "Тиран"). Проводить параллели между мной и женскими образами - фактически демонстрировать полное непонимание как меня так и моих текстов.

МЕТАФИЗИЧЕСКОЕ АЛИБИ

- У атеистов вместо "Бога" понятие "бытие". Какая разница? (с)

- Бытие может не иметь изначального умысла и цели, т.е. у него есть некое "метафизическое алиби". (А.В.)

ВЕЖЛИВОСТЬ КАК ПЫТКА

В России вежливость - обязательно - распластанная чувственность, декларативная витальность. Слюнявые лобзанья, всполох рук. Даже быть вежливым здесь - ритуальное принуждение, племенной танец, общественная пытка для рационалиста.

ГЛАМУРНОСТЬ КАК НЕЧЕЛОВЕЧНОСТЬ

Гламурность - это безусловно - доступная нечеловечность (внечеловечность), это дистанция, это отчуждение, это самосохранение. Чего не понимают адепты бодипозитва - низменности, доступности витальности, латентной декларации плебейства.

ПСЕВДОГУМАНИЗАЦИЯ ЯЗЫКА

Псевдогуманизация языка убивает смыслы, не говоря о стиле - от котяток и милоты - до расчеловечивания. Скажите уже псевдосовременным, чтобы перестали употреблять этот термин - звучит чудовищно пошло. Пошлее, пожалуй, только "общество потребления".

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ХИПСТЕРНЯ

Псевдосовременные - это именно не современные, но прикидывающиеся современными, модно-модные, те, что в тренде, но слишком нарочито, не владеющие смыслами, но владеющие терминологией - ментальная и экзистенциальная хипстерня, провинциалы.

Алина Витухновская

Алина

ГЕНИАЛЬНЫЙ ХОД



Состоявшиеся на прошлой неделе его дебаты с Алексеем Навальным (который, если верить кандидату в президенты поэтессе Алине Витухновской, «будет вынужден бойкотировать выборы – не говорите, что вас не предупреждали») стали его первыми публичными смотринами. И Стрелков их прошёл, отметив при этом, что с Навальным у них «глубокая идеологическая пропасть». А ведь некоторые считали, что два «как бы националиста» в итоге споются. Ловим избирателя на купюру

Витухновская придумала гениальный ход, который, возможно, позволит ей финишировать не на последнем месте. Её экономическая программа коротка, как ни у кого другого, но будет понятна всем без исключения. Поэтесса предлагает выплачивать каждому гражданину России «безусловный основной доход» – независимо от того, работает гражданин или нет. Этакую пожизненную ренту от государства – как на Ближнем Востоке. Мы же продаём газ и нефть? Торгуем народным достоянием? Почему же народу от этого не перепадает – как в Катаре или в Эмиратах? Идея на самом деле популистская, но это отнюдь не шариковское «взять и поделить». Выплату денежной ренты своим гражданам практикует целый ряд стран. Кроме России. Объяснять, почему так, – никому не интересно. Витухновская и не объясняет. Но идею она оседлала, и какую идею! (с)


Газета - "Наша версия"

Алина

Либертарианка за левым плечом, или «Человек с синдромом дна»



Лауреат премии «Нонконформизм» Алина Витухновская печатается с начала девяностых. Среди ее книг: «Аномализм», «Детская книга мёртвых» , «Последняя старуха-процентщица русской литературы», «Собака Павлова» , «Земля Нуля» , «Чёрная Икона русской литературы» , «Мир как Воля и Преступление» и др. Ее тексты переведены и опубликованы в немецкой, французской, английской, шведской и финской прессе.

Книга «Человек с синдромом дна», ювелирно сложенная из афоризмов, стихов и прозы, давно написана — как сложный пазл, автор собирала ее в течение года: пока же издатели думают, печатать или ещё подождать («кризис!»), краундфандинговая платформа собирает средства. Те самые, которые помогут донести до читателя всё то, чем жила и дышала «русская Елинек», лидер политического движения «Республиканская Альтернатива».

------------------
Литературный БДСМ. И Доппельгангер, никем не услышанный, никем не узнанный, никем не добитый, Доппельгангер, переставший — ну или почти — удивляться уже чему-то, почти удивился, увидев Лису с «беспощадными» ее азбучными следами Ничто-в-Нигде: тут-то и показалось, будто видит он девочку из кортасаровского «Местечка под названием Киндберг» — девочку из той самой истории, в финале которой на самом деле слышно ошеломительное «…как медвежата грызут сахар». В буквах-следах, которые, чтоб не забили камнями, заметает вырванным из капкана рыжим сердцем-хвостом Умершая-Живая-Спящая Лиса, — тот же самый ошеломляющий звук, тот же хруст, та же ломка. Тот самый «кадансирующий» еще секунду назад живого персонажа — обертон, с которым он, персонаж, не ведающий боле «банальной» любви и «банальных» привязанностей, на скорости сто шестьдесят врезается в ствол дерева. А девочка остается — Лиса смотрит.

Смотрит на крошево, опустив голову так, «как опускают ее медвежата, когда грызут сахар» (спойлер для не читавших).
--------------------
----------------------------
О чем всё это, собственно. Витухновская-вещь-в-себе наблюдает за распадом, разложением, смертью с отстраненным (от жесточайшего отчаяния изменить ГЛАВНОЕ) профлюбопытством: что ж, извечный, хорошо знакомый по ежедневному зеркальному отражению взгляд хирурга, вивисектора, патологоанатома душ людских.«Не верю в душу. Есть мозг. Есть Сверх-Идея. У меня нет желаний, нет того, что подразумевают, говоря о личном. Я должна реализовать свою программу, ничего больше», — она упорно отстаивает свою систему координат.

«Память — лишь человечья пытка.
Вещь не в себе, а в тебе забыта
В вещи есть окончанье»
-----------------------------
Мозг Лисы работает, как часы, работает бесперебойно — ему, печальному Люциферу, ему, врубелевскому Демону (Сидящему, не Поверженному!), ожившей красавице-Панночке, несмирённому «Наваждению», беспощадной «Фортуне» не нужен утешитель в виде чьей-то автономной анимы, которой будто б и нет, не проверишь: все утешители лгут — и есть ли своя правда в надчеловечьем измерении, мозг Лисы предпочтёт узнать опытным путём… Когда-нибудь, без проводников и проповедников: время в любом случае улизнёт из шкурки по спирали, тик-так, на том свете и проверим, а был ли мальчик!

«Ты выпал из детства
С разорванным сердцем.
Она улыбалась —
Невеста-Освенцим…»

---------------------
«Ведь я этого достойна!» Мерцающая гендерами Лиса, то и дело меняющая маски, поигрывающая в рифмы с геями и «леопадшими женщинами», не хочет верить ни во что «светлое», ни во что «доброе», ибо не видит его среди агитпроповских лозунгов-комиксов и РПЦ-шных политнаставлений. Не видит, даже если «оно» гипотетически и существует — там, где нас нет: свет небесный намертво заколочен досками, гвоздодёра не видно — ну или дорог.
Так дорог, что уж не хочется ничего.

И если нечто еще и требуется, так это живительная эстетика: Политика Как Искусство, как ядерный инструмент для изменения ситуации на всех уровнях бытия и, иже с ним, недобытия — вот одна из сверхцелей Лисы, сидящей на троне из собственной кожи. И потому забывшей от боли о терновой Его «короне». Ласкающее слух «либертарианство» для иных — что смерть за левым плечом, ну а ей не страшно, она её не боится. И потому, быть может, живая, а не холодная девочка Лида (или её производные вместо куколки-вуду) неуместна.

Впрочем, Вариации-на-Тему Лисе не нужны — так же как, собственно, и сама Тема: всё уже было, старче. «Why? Because I’m worth it!»— смеется Илон Шпехт из года тысяча девятьсот семьдесят третьего. И нелепо машет Лисе рукой: она никогда не читала «Смерть похожа на леденцы…». Она написала слоган своей жизни, тушите свет, amen.

—------------------
«Идеальный текст онтологически неконтекстуален. Поэтому ему нет места в какой-либо градации — философской и литературной. Он есть чистая констатация и обращен напрямую к Смыслу. То есть он и есть Смысл» (А.В.)

Наталья Рубанова

Читать полностью - http://www.peremeny.ru/blog/21061

а1рейнхардт

(no subject)

А откуда это клише - поэта всяк обидеть может. Поэт, значит, идиот блаженьненький? Подозревала.
belousov 2

(no subject)

"Антимайдан есть, а Майдана нет". Впрочем, нашли Майдан: 23 февраля на пороге собственной квартиры людьми в полицейской форме была избита известная своими оппозиционными взглядами поэтесса Алина Витухновская.

Нестор Пилявский


В насилии нет ничего чудовищного. И драйва нет. И мамлеевской разухабистости. И топорчик коровывый в квашеной капусте произростает. И печали нет. И униженности. Скука есть .Тупая русская скука. И юридическая пустота. (А.В.)
Алина

МОЖЕТ БЫТЬ...

- Может, это были не менты?
- Один был в штатском, тот, что был конкретно пьян. Но говорили то они про "сепаратизм, Антона Мырзина, Одного нацдемовского поэта и нескольких известных политдеятелеях. А так же записи в сетях..

Давайте вобще проверим камеры наблюжения у подъезда, если их не стерли, надеюсь.