?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

АнОмАлИзМ
Алина
blackicon
Реальная библиографическая редкость, с автографом автора, подробнее о книге
АНОМАЛИЗМ

Издательство "МЫШЪ" 1993 год.
Это моя первая изданная книга.

СТОИМОСТЬ: ВСЕГО (!!!) 1500 рублей рф.
Предоплата. Отправляю в день получения перевода, либо на следующий.
Связь - см. контакты, или в личные.

КОЛОНИАЛИЗМ
а 3
blackicon
Оригинал взят у blackicon в КОЛОНИАЛИЗМ
Советский писатель Драгунский устами своего героя произнес сакраментальную фразу: "Африка! Кипит! Конец колониализму!" За сим у него следует контрреплика, что не конец, а начало конца, а колоний на наш век хватит. Думаю, это никто не читал. Иначе как объяснить высокоумный (трижды в кавычках) опус некоего Федора Лукьянова в "Российской газете" от 23 января сего года? Представленный, как "Председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике" эксперт опять пророчит крах колониализма. А мы думали, что он произошел лет 50 назад. Оказывается, нет. Зоны влияния остались те же и за теми же игроками. Так за что боролись? За демонтаж колониального мира. Так за него борются уже 200 лет. Когда первые отряды французских колонизаторов вторглись в Египет, они были вовсе не колонизаторами, а просветителями и исследователями (вспомните Шампольона), язык интеллигентного Египта был французским до 20-х гг. ХХ века, пока французкое влияние не выбили англосаксы. Ну, про это можно прочитать классическое у Ремарка. И уж совсем хрестоматийное у Жюля Верна.
Но нет, не впрок пошло. Заметка высокоученого Лукьянова так и называется "Тяжелое прощание с колониализмом". Так с ним прощались как раз 200 лет назад, когда европейцы отбили Африку от арабов, кои как раз и торговали черными рабами. Дальше с колониализмом боролись вооруженные силы Великобритании, во славу королевы Виктории блокировавшие американские транспорты с рабами из Африки около побережья континента. На эту тему написаны серьезные тома реально учеными людьми.
Но колониализм только расширялся. Рабовладение процветает как никогда. Живой товар - важная статья экспорта. С этим вновь борются под лозунгами антиколониализма. И вводят войска в Мали, французские войска вновь как и 150 лет назад при Наполеноне III опять маршируют по пустыне Сахара.

Лаборатория Либертауэр



ЯРОСЛАВ МОГУТИН - 3 (часть 1)
Алина
blackicon
 

Могутин –

это Путин,

Который

Смог.


 Хочу путан!

            Беру кокаин !

Пишу русское.

Мальчуган, иди ко мне!

 

Могутин поэт, который в России больше, чем член.

Стих-код, скин-хер, которому лень.

Таких поэтов в России нет.

Сирые они,  убогие, некрасивые.

Тела у них нет.

Хуя нет.

У них нет России.

 

Это вовсе не значит, что тело и хуй – это круто.

Круто – это Пи-Оридж в гробу,

Прижавший к груди лилипута

Смерть – Пиар Абсолюта.

 

Но  и это вовсе не значит, что тело и хуй – не круто.

Для Могутина  -   круто.

Его стиху

Необходимы

Тело и хуй.

Это уместно очень.

Имидж Могутина точен.

Его  поэзия органична,

Геротична.

 

Могутин первично физиологичен.

Он отвлеченно филологичен.

Голый идол и фетишист.

Могутин идеологичен.

Он фашист.

 

Он ловчее контекста.

Сверхчеловеческие супертексты.

Могутина аморальны, более чем плохи.

Как говорил Адорно -

"После Освенцима нельзя писать стихи."

Но отвечали Дольче Габано  -
            "Гуманизм это дурно, ибо бездарно.
            Коллекцию для калек не купят даже лохИ.
            А вот скин от Гальяно - это хит."

Нету Адольфа для Адорно.
            Могутин снимется в скин-гей порно.
            Могутина следует переодеть.

Он - глянцевая картинка, плеть,

Которой он  высечет  детство

И тех, кто хочет его  поиметь.

Он человек без сердца.

Могутина следует переодеть.

Все к лицу подлеца.

Ему пойдет даже смерть,

Красивая смерть самца.

 

Могутин пидор, он другой.

В крайнем случае, гомосексуалист.

Рмбо. Рем (который фашист).

Могутин не декадент.
            Он  лишен распада   и гнили.

Он здоров и свеж.

Меж
            Тем  -   авангардисты пили,

Курили опиум,

Пили абсент.

К допингам

Прибегал Винсент.

 

Когда Раскольников убивает старуху,

Ван Гог в безумстве отрежет ухо.

Что ж теперь, топор в рассольнике?

Вы  же не зверь, господин Раскольников!

 

Могутин в Партии Злой Любви.

Он в Епифанцеве, и в крови.

 


               Могутин  -    Гитлер, владеющий языком,

Накаченный Есенин без лубка, но с лобком,

Маяковский  без Лили Брик,

Блок, перешедший в крик.

 

Могутин – автор скандальных тем.

Он никогда не отбросит тень.

Вампир во время чумы ума.

Он выпил буквы, настала тьма.

 

Слова кровавы,  и тем правы.

Поэта право – стихами выть.

 

Могутин – Распутин-бабочка,

Путанная девочка

В стране Чудес

(Здесь).

 

"Что-то происходит в России" –

Пели андеграундные мессии.

 

Могутин, как русский бес.

Он угол сути, ангел в щели небес.

 

Он – вещающая тварь в себе,

Отвечающая за свои слова.

Он плейбой более, чем плебей.

Он Персей, чья Горгона еще жива.

 

Он синицу в небе убил. В Гербе

Был гербарий Набокова. На грибе

Гусиница курила сигары с денди.

Она мечтала скорее сбрендить.

 

Питерские грибы.

Питерские гробы.

Питерские чекисты.

Путинские рабы.

 

Быть или не быть?

Это знают только чеченские террористы.

 

Гордый народ,

И ножи их остры.

Все пройдет

Сквозь дыру

Норд-Оста.

 

Рыдайте, дуры!

Хотели опер?!

При слове «культура»

Не надо хлопать!

 

– При слове «культура» я хватаюсь за пистолет, –

Так сказал один немецкий поэт.

 

Торчи на джихаде,

Но свой сентябрь не проспи!

Все мы вышли из ада,

Из питерского писипи.

 

Родина Могутина – Кемерово, Сибирь.

Там невозможно быть.

Возможно, можно ебать,

Скорее, нужно свалить.

 

Ленин предпочел свалить.

 

Могутин и Ленин –

Близнецы-братья.

Гению деньги

Нельзя не дать, бля.

 

Могутин – Распутин без царя в голове.

Выжил бы он в Москве?

 

В американских журналов глянец

Его увез очарованный иностранец,

Когда ему угрожали тюрьмой.

Ножи во снах отражались тьмой.

 

Разжигание межнациональной розни –

Это стихи или проза?

 

Он бежал из России, плыл по теченью,

Из окна самолета кричал: «Хуй, чеченцы вам!»

 

Это было во время свободы   Славы.

Подрывало основы Державы.

Он стыдился Руси и бегства.

Согласился, что это средство.

 

– "Это средство  выжить.

Но вы же

Назовете меня посредственным персонажем.

Надо же,

Скандально известным.

Вам интересно,

Когда я унижен,

Сглажен,

Когда я уже забыт,

И  никому   не страшен.

Призовите ко мне шахидку!

Прервите пытку!

И уведите попа –

В нем говорит толпа

Голосом инквизиции.

Черви, грызите меня!

Чернь, обретая речь,

Хочет себя обречь

На роль моих палачей.

Гильотина всегда ловчей."

Поэт имеет право на русскость,

На эмиграцию ,и на трусость.

Но персонаж получает малость –

Не имеет право на жалость.

Лучшие предавались.

Персонаж имеет право на нож,

На последнее слово. Слава,

Все написанное будет использовано против вас.

И что ж?
            Здравствуй же снова, слава!

 

Персонаж не оправдывается за блажь,

За глупость, подлость и пошлость,

За продажность , за эпататаж.

И идеальным прошлым

Не будет, бравируя, подавлять.

Его репутацией страшной

Пуритане станут пугать

Девочек, что постарше.

 

У них репутации просто нет,

Как нет ее у медузы и устрицы.

По улице проходит скандальный поэт

Как будто бы с пулей в лице.

  

Он скин-хедом постыдно подлым

Спал с бойфрендом из секонд-хенда.

Энди Уорхола бритый денди

Вспомнил. Понял, что быть гениальным   модно.

 

Сбрось себя, бля, с корабля современности!

Рукописи не горят, но люди тонут.

Обладая экзистенциальной ответственностью,

У него не стоИт. Но ничего не стОит

 

Существование существа  - 

Ни героя, ни гения.

Вначале были только слова.
            Потом не осталось терпения.

 

Так всегда кончается детство

Людей особой породы.

Могутин – бросал стихи и тексты

И себя с парохода.

 

И когда его откачали спасатели,

Он кричал:

–  "Идите к ебаной матери!

Жизнь и смерть никого не учат.

Отныне я буду круче!"

 

Он стал моделью.

Журнальный бой.

В его постели

лежал плейбой.

 

Цитируя Гитлера и Хайдеггера

Для Уленшпигеля и для «Шпигеля»,

Он слышал «доигравшийся до падения,

Идиот». Его. гениальнейшего,в шею выгнали.

 

Из тайных обществ, где в иллюзии эксклюзива

Пытались овощи быть женщинами, которым красиво .
            Они не   могли не пить,

 А после не – кукарекать :

"Могутин обязан ценить
                    НАШУ ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ!"

 Русским так далеко до Европы, до Америки !  Получили
             Варварство, как естество, для чего их учили?!"

                             ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.



АРХИВ
Алина
blackicon
:: ЧЕРНАЯ ИКОНА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ::
Алина Витухновская — Иисус Христос современной российской поэзии. Пять миллионов тон боли, слизи, разочарованья, отчаянья, ярости и хрустальных ножей — всё вошло в эту женщину и распяло её на кресте культуры. Планету-матушку содрогает вопль божественной самки, богобляди, как выразился в предисловии к книге Константин Кедров. Современная поэзия ещё никогда не обладала такой непостижимой мощью, опускающей на колени и взывающей: «Молись! У тебя трещины по всему телу!».

Аленушка Васнецова
в концентрационном лагере.
Плачет.
Разлука с братом.
Я не хочу быть человеком.
Я хочу быть автоматом.

Обитатели обществ, повергнутых в сон, беспечно рыскают по улицам серых городов. Вся тяжесть эпохи с особой чувственностью осознается лишь Витухновской. Тяжесть эта навалилась на неё сальным телом, полным смрада. «Витухновская — черная мадонна» — говорит немецкая литературная критика. На её выступлениях у публики начинается истерика. Никто другой не способен с таким поэтическим надрывом обозначить закат человечества и восход Ничто с Существами. Это не констатация времени Апокалипсиса. Это его голос.

Бешенство Собаки Павлова.
Волшебство Первой Мировой
войны. Гитлер надетый на
колобка. Ушел.
От этого
наши сны.

После прочтения её произведений, помимо всего прочего, актуализируется вопрос: «Зачем вообще кто-то нынче пишет что-то, если есть Витухновская?». Заглядывать в её книгу больно. Там очень холодно, темно, страшно и неимоверно эмоционально. Там зеркало. Направишь на вселенную, а она… на крошки мелкие раздроблена. Стоны повсюду.

Анатолий Ульянов
www.proza.com.ua