Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Алина

АЛИНА ВИТУХНОВСКАЯ: ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

Оригинал взят у b_mikhailov в АЛИНА ВИТУХНОВСКАЯ: ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ
- Алина, интересно, какова ваша позиция по вопросам абортов, проституции, домашнего насилия. Считаете ли вы, что можно ограничивать или запрещать аборты? Стоите ли вы на стороне легализации проституции или же криминализации клиента? Как относитесь к недавно прошедшей декриминализации первых побоев и к необходимости закона о домашнем насилии (с охранными ордерами и прочим)?

- Ограничивать и запрещать аборты - это антицивилизационно, это варварство, это дикость и возвращение в средневековье. Женщина сама имеет право определять, нужен ей ребёнок или нет. Практика запрета абортов была весьма популярна в соцстранах и она приводила к тому, что процветали подпольные, нелегальные аборты. Об этом есть очень хороший и страшный фильм, обладатель «Золотой ветви» Каннского кинофестиваля - картина Кристиана Мунджиу с символичным названием «4 месяца, 3 недели и 2 дня».

Вообще, надо ставить вопросы не о количестве населения, а о качестве его жизни. К сожалению, население уже давно превратилось в расходный материал для этого государства, оно используется как дешёвая рабочая или агитационная сила в количестве пресловутых тех самых 86%, как пушечное мясо во всевозможных горячих точках и т.д. Естественно, нужно думать о здоровых детях, живущих в здоровой, обеспеченной атмосфере, а не о каких-то абстрактных "детях вообще". Ещё раз повторюсь, что необходимо повышать качество жизни людей, а не их количество.

Я считаю проституцию негативным, но неизбежным явлением. Мы никогда не сможем побороть проституцию - это всё равно, что бороться с каким-либо явлением природы. Мы должны бороться с тем, чтобы никого не загоняли в эту роль насильно, чтобы не было принудительной проституции низших слоёв населения у которых нет другого выхода, но при этом, я действительно не отрицаю того, что проституция может быть и частным выбором как женщины, так и мужчины.
Когда мы говорим о проституции - мы не обязательно говорим лишь о женской стороне этого вопроса - это следует отметить. Есть люди с другими моральными взглядами, нежели у большинства, есть нимфоманки и эротоманы - есть люди, получающие удовольствие непосредственно от процесса, глупо врать, что этого нет.

Если существует такой запрос, такой рынок, такая работа, такая проблема - желательно, чтобы она была легализована, потому что если она становится легализованной, т.е. контролируемой, то мы, таким образом, обеспечиваем безопасность этих же людей от вероятных преступлений, от болезней, от любых негативных последствий этой специфической "профессии". Также я категорически против криминализации клиентов проституции, ибо если мы легализуем данное явление, то, соответственно, и легализуем сам процесс.

Алина Витухновская

а1рейнхардт

СЕКС И ДЕНЬГИ

Тут среди временно стесненных женщин и девушек ходят типические байки - как поиметь с любовника (или просто друга) денег. Ну и , конечно, печально безысходной участью маячит какой-то мучительно-журнальный идеальный секс. Но это ж хуже работать. Иди чтоль, картошку продавай.
Хочешь денег, много денег - никакого секса. Никогда.
Алина

ЗАВИСТЬ И АБСУРД

Ну чего-чего, а уж этого навалом. Ненависть к Алине за 20 лет на меня ушатами лилась и льётся. Завидуют таланту и славе!
Кедров
а 2 грезов

ПРОПАГАНДА?

Знали об этом Отто Вайнегер,
Гитлер, Висконти, Чайковский, ХайдЕгер?..
"Хайль !" - подговаривал Рема лукаво
Фаллос, поднявшись право-рукаво.

А натуралы брутальные врут
Врут театрально :" И ты, типа, Брут? "
Им отвечает Мальчик Безумный:
" Был, типа, Брут, а теперь, типа, Бруно."

Некролюбовь гомоэльфов богемных,
Кроулиангельских геев тургеневских...
Гении тургеневский, светский тру-гений
В генах запутался австро-венгерских.

Гендерный демон работы в нигредо,
Где дориановский ангел в награду,
Машет бескрылым пальто в Петрограде:
"Я к тебе, милый, приеду, приеду..."

Эхом Иное уносится вдаль.
Эхо доносит :"Милый, предам!"

Мальчик тургеневский,
Мальчик тру-гомо,
Мальчик тру-гомо
Ревнует к другому.

Едет к другому, до края земли,
Сходит на станции Некро-Фили.

А над Фили
Шелестят тополя:
" Нет на земле
Твоего Короля..."

Ночи бессонные с люком без солнц...
Мальчики мертвые, в форме SS...
Бывший любовник с бледным лицом
Смотрит в глаза твои с черных небес.
Смотрит с каким-то укором в упор.
Что же не понял он до сих пор,
Что вдохновением для поэта
Был он. А нынче - тот или этот,
Или никто. Или снова другой
Будет -не будет-не будет с тобой.

ЛАВ Ю ? Едва ли. Скорее, ЯВОЛЬ.
Воля, как "Я", воплощенное в Ноль.
Древняя ревность, банальная гниль.
Кокса дорожка, да пудры ваниль.
 
Скоро развеется детское, дерзкое
То нетрезвение декаденское.

С лезвия слизанное
С Зиг Хайлем,
Скоро вызреет
Экстезийным,
Сюрреализменным
Зиг Хаосом,
Зиг Фаллосом
Анастезийным.

Там в Зазер-Кали -
Твоя Богиня!
Смерти позируй!
...Оскал Уайльда -
Тонкой линией
Ко-ка-ина,
Теплой
Кровью
Губной
Помады...

...Антигений как Антигона,
Убегающая от раскаянья...
Тонкокостного Апполона
Вырисовывай в Зазеркалье!
И зрачков его порно-графичность,
И порочность в губах капризных -
Вырисовывай пост-Капричас
На руинах постмодернизма!

Ты зачарован Мертвой Медузой.
Ты отстранен как Убийство Будийское.
Ты - избавление от иллюзий,
От хайдегеровской Бытийственности.
................................................................

Иерархическое Падение
В похоть лирического Распада.
...Мальчик тургеневский, тру-гений,
В изощренности леопардовой.

2009 год, Алина Витухновская
Ссылка на автора обязательна
Алина

ЗНАЛИ ОБ ЭТОМ

Знали об этом Отто Вайнегер,
Гитлер, Висконти, Чайковский, ХайдЕггер?..
"Хайль !" - подговаривал Рема лукаво
Фаллос, поднявшись право-рукаво.

А натуралы брутальные врут
Врут театрально :" И ты, типа, Брут? "
Им отвечает Мальчик Безумный:
" Был, типа, Брут, а теперь, типа, Бруно."

Некролюбовь гомоэльфов богемных,
Кроулиангельских геев тургеневских...
Гении тургеневский, светский тру-гений
В генах запутался австро-венгерских.

Гендерный демон работы в нигредо,
Где дориановский ангел в награду,
Машет бескрылым пальто в Петрограде:
"Я к тебе, милый, приеду, приеду..."
Эхом Иное уносится вдаль.
Эхо доносит :"Милый, предам!"

Мальчик тургеневский,
Мальчик тру-гомо,
Мальчик тру-гомо
Ревнует к другому.
Едет к другому, до края земли,
Сходит на станции Некро-Фили.
А над Фили
Шелестят тополя:
" Нет на земле
Твоего Короля..."

Ночи бессонные с люком без солнц...
Мальчики мертвые, в форме SS...
Бывший любовник с бледным лицом
Смотрит в глаза твои с чёрных небес.
Смотрит с каким-то укором в упор.
Что же не понял он до сих пор,
Что вдохновением для поэта
Был он. А нынче - тот или этот,
Или никто. Или снова другой
Будет-не будет-не будет с тобой.

ЛАВ Ю ? Едва ли. Скорее, ЯВОЛЬ.
Воля, как "Я", воплощенное в Ноль.
Древняя ревность, банальная гниль.
Кокса дорожка, да пудры ваниль.

Скоро развеется детское, дерзкое
То нетрезвение декаденское.

С лезвия слизанное
С Зиг Хайлем,
Скоро вызреет
Экстезийным,
Сюрреализменным
Зиг Хаосом,
Зиг Фаллосом
Анастезийным.

Там в Зазер-Кали -
Твоя Богиня!
Смерти позируй!
...Оскал Уайльда -
Тонкой линией
Ко-ка-ина,
Теплой
Кровью
Губной
Помады...

...Антигений как Антигона,
Убегающая от раскаянья...
Тонкокостного Апполона
Вырисовывай в Зазеркалье!
И зрачков его порно-графичность,
И порочность в губах капризных -
Вырисовывай пост-Капричас
На руинах постмодернизма!

Ты зачарован Мертвой Медузой.
Ты отстранен как Убийство Будийское.
Ты - избавление от иллюзий,
От хайдеггеровской Бытийственности.
................................................................

Иерархическое Падение
В похоть лирического Распада.
...Мальчик тургеневский, тру-гений,
В изощрённости леопардовой.

Ссылка на автора обязательна
а1рейнхардт

Шестой палец

Прабабушка Ф именовалась Ф Минус. Минус. Минус. Как-будто бездушные дети с настоящего соскребли корочку, тихо так что-то хрустнуло, время опрокинуло глаза с мясом и кровью назад, в прошлое, Ф Минус наконец-то предложили выйти замуж. Она, как всегда в минуты безделья, смотрела на руки. Левая с четкими жилочками, тонкая, с изощренным узором линий (гадалки всегда шептали что-то невнятное, пугались сами, пугали Ф Минус неясными предостережениями) и правая такая же почти, почти – глумливо расцветала живым (живым!) шестым пальцем. Считала слева направо: «раз, два, три, четыре, пять, шесть», и справа налево: «шесть, пять, четыре, три, два, один», желая вдруг не дойти до нехорошей цифры, понять, что ошибалась, путала, что нет его и не было никогда, этого чужого некрасивого отростка. Когда просыпалась, первым делом глядела на руку. Когда шла по улице, в мороз, неожиданно останавливалась, забегала в безлюдную подворотню, снимала варежку и жадно, подолгу смотрела, каждый раз ошарашиваясь, видя будто впервые, и после, дома жестко и энергично растирала окоченевшие руки.
Возилась на кухне, быстро и умело расчленяла скользкие трупы овощей, особенно ловко выходило с морковкой, похожей на негнущийся заостренный палец оранжевой ведьмы.
На предстоящем замужестве поверх простыней и кастрюль, над неизменными супружескими поцелуями, забавными предчувствиями витал шестой палец, грозя упасть и придавить. Тайная предбрачная улыбчивость Ф Минус сменялась страхом, она оглядывалась по сторонам и назад, желая бежать и не находя ног. Календарные цифры спешили в мусор, и вот, смущаясь и подрагивая, Ф Минус явилась в дне собственной свадьбы. Нехорошо как-то сиделось за столом, доктор (муж уже) беззастенчиво и больно давил ей запястья, подливая вина, заглядывая в глаза настойчиво и развязно, словно уверенное в себе привидение. Ночилось и днилось долго, как Черное, лишенное рамки. Кроились платья, булькало в утробе питье, ребенок вылез, повторяя всеобщие процессы, дрябла оболочка, произносились звуки.
... Он был безумен, глядя в ее ночное лицо, сжимая ту самую руку. Ф Минус вновь хотелось бежать, она была лишней в мире, где царствовала ее тягостная аномалия. Раз, два, три, четыре, пять, шесть – закрывала глаза – шесть, пять, четыре, три, два, один считала, не глядя, чувством. Шесть. Шест. Шестикрылый шершень. Прошедшее стало прошестьшим. Шерсть и спицы валятся из рук. За что? Скучающие дьяволы бежали, заглянув в микросознание доктора – маленькое, карликовое, декоративное как будущее лилипутов, сознание такое однозначное, четкое и удивительное как шестой (лишний) мизинец. Нельзя сказать, что доктор не любил жену. Любил по-своему, исходя из собственного восприятия, где на растревоженном граблями мучительном огороде его души из расцелованного, мокрого, хрупкого, единственного, бесподобного, совершенного пальца возрастало необязательное существо – Ф Минус. Он принял ее как продолжение пальца, как, может быть, нечто питающее его, но личность ее казалась мутна и корява.
Все же он имел с ней общий утренний кофе, газеты, холодный суп на большой террасе. Имел с ней некую пересекаемость как временную так и пространственную, в коей совершал общечеловеческие действия (писал даже ученую статью), но как-то изумительно незаметно, можно сказать помимо себя, словно был ласково  и любимо раздвоен.
Очередное утро. Ф Минус вышла за покупками. Было ей никак еще. После замужества мысль, равно как и ощущение начинались в ней ближе к обеду, до этого времени была она словно призрак –  видимо, мужнино общество меняло ее в тревожную потаенную сторону. Впрочем процесс этот не смущал ее, как не смущало и не трогало ее ничто, кроме правой руки. Шла она по безлюдной улице (так короче). Хмурые, как будто нежилые дома. На стенах черно-белые рекламы нового мыла – дворник (характерный костюм, метла) моет стройную, нездешне идеальную женскую ногу.
«Как у балерины» – думала Ф Минус. Розовый рак обозначил собой рассвет. По тротуару, едва заметный, передвигается жук-могильщик. «Стойте!» Голос сзади моментально сделал Ф Минус покорно-обреченной. Некто подходит, кладет ей руку на плечо, хохочет (рушатся миры, ребенок кричит на кухне, улитки скрываются в хрупкие панцири). Ведет ее в арку, хохочет, бьет легко сначала, потом сильнее и яростней. Ф Минус изнывает болью, Ф Минус думает о смерти, думает по-новому, как о настоящем, Ф Минус не пытается бежать, Ф Минус только закрывает лицо рукой (ей хочется уберечь глаза,
почему-то только глаза, ей хочется как можно дольше видеть). Некто кричит, медленно пятится назад, лепечет злобное «о боже», морщится и уходит, не оглядываясь. Ф Минус отнимает руку от лица – «раз, два, три, четыре, пять, шесть» – плачет и хочет, чтобы кончилось то, что начнется, когда кончатся слезы. Моментальная дорога домой, топор, бесконечная кровь, сознание тихонько сползает под кровать, в темноту. «Надо сказать врачам... Я так не поеду...» – но ее никто не слушал.

Доктор нашел палец на столе. Он указывал на корзину овощей. Он был мертв. Тогда доктор все понял. Понял, что двойственность его возможна была до поры, что пора пришла, что он один и одинок, что любовь более невозможна, понял он, что мир кончился, сконцентрированный в пальце мир существовал, но теперь вся сущность (мебель, небо, лес, ногти) исчезает ненадежным миражом, потому что им больше НЕОТКУДА БЫТЬ. Звук потихоньку сливался за последний предел, предметы таяли, возвращаясь в небытие. Доктору казалось, что ветер немыслимого полета проносится сквозь него, он пытался взглянуть на свое тело, но уже не знал его, последнее ощущение себя, которому еще было слово – «испаряющаяся струйка, стру...»

Ссылка на автора обязательна.
а 2 грезов

ЗА ОПРАВДАНИЕ ГОМОСЕКСУАЛИЗМА

ЗА ОПРАВДАНИЕ ГОМОСЕКСУАЛИЗМА
Депутаты предложили запретить «оправдание гомосексуализма»

http://lenta.ru/news/2013/04/27/project/
            *   *   *
Знали об этом Отто Вайнегер,
Гитлер, Висконти, Чайковский, ХайдЕгер?..
"Хайль !" - подговаривал Рема лукаво
Фаллос, поднявшись право-рукаво.

А натуралы брутальные врут
Врут театрально :" И ты, типа, Брут? "
Им отвечает Мальчик Безумный:
" Был, типа, Брут, а теперь, типа, Бруно."

Некролюбовь гомоэльфов богемных,
Кроулиангельских геев тургеневских...
Гении тургеневский, светский тру-гений
В генах запутался австро-венгерских.

Collapse )

Алина Витухновская, 2009 г.
ССЫЛКА АВТОРА ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Алина

ПОСЛЕДНЯЯ СТАРУХА-ПРОЦЕНТЩИЦА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ (отрывок)

ПОСЛЕДНЯЯ СТАРУХА-ПРОЦЕНТЩИЦА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ (отрывок)

«АНАЛИЗ МОЧИ» стоял как очевидное антигосударственное вранье, вычисляемое как неумелая конспирация .

Сдернула крышку.
Малек хохотал предсмертно, псевдокитайским глазом.
Она перевернула банку «АНАЛИЗ МОЧИ».
С другой стороны была надпись: «ТЫ ПРЕЖДЕ ВСЕГО МАТЬ».

«Будь, что будет, не сдам, – решила она, – не сдам сына».
– Брынзы!!!
– Волос!!!
–Толстого!!!

Она побрила наголо свои седые волосы и брови.
Малек сожрал.
– ТЫ – ПОСЛЕДНЯЯ СТАРУХА-ПРОЦЕНТЩИЦА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, – ПРОИЗНЕС ОН ЕЙ ПРИГОВОР И
ХВАЛУ СТРАШНУЮ.
Они оба были обречены на смерть.
Она стояла, лысая карлица, отражая в зеркале уродство и отгаданное будущее, и суть их была глубока, как бездна пищевого тракта одноглазой Рыбы-пророка, столь глубока была суть, что освободила старушку от диктатуры и идеологии. И Мао Дзедун стал игрушечный, как голубой пластмассовый слон.
И она накрыла Малька тряпкой и повернула надписью «АНАЛИЗ МОЧИ».
ИБО НЕТ БЕССТРАШИЯ, НО ЕСТЬ БЕЗУМИЕ И ВСЯКИХ ГЛУБИН ОЧЕВИДНОСТЬ.

Старушка теперь на сына смотрела с трепетом и тревогой,
хохотала часто над ним сонным. «Женись! – благословила. – Куда
деваться-то? Аборты запрещены».
А самой чудилось не дитятко стандартное, а Рыбка с Русской Литературой в глазах и в очках почему-то.
«Ой, недоброе будет», – причитала.
А САМА БЫЛА РЕВОЛЮЦИОНЕРКА И РАССЧИТЫВАЛА.
Написала на бумажке: «МАО ДУРАК, ТОЛСТОЙ ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ ПИСАТЕЛЬ, МАМА МЫЛА РА...»
Перечитала и порвала.

Любовь страстная, великая, и не то что секс, а тряска инстинктов и сверхэмоций и мозга и души отдача самозабвенная наполнили Инженерика.
– О, малек, единственная РЫБА и хранилище руssкой литературы, тайная моя невеста, любовница Прожорливая, Незаконная жена русского МАЗОХИЗМА! – рыдал надрывно Инженерик, ночью запершись в туалете

В крови от нервов и бритвы стоял голый, лысый, безбровый, сбривая волосы на лобке
Малек жрал как должное.
Мать подглядывала в замочную скважину, рыдая над сыном в его величии самоуничижения: «МЫ – ЛЫСЫЕ КАРЛИКИ НИЧТОЖНЫЕ, ОБРЕЧЕННЫЕ НА ЛОЖЬ И ТАЙНУЮ ЛЮБОВЬ ОККУПАНТАМИ!»
Ревность проснулась в ней и боль за сына
Рванула дверь с некрепких петель, ворвалась в интим вселенский.
НЕ СТЫДЯСЬ, СТОЯЛ СЫН ГОЛЫЙ, ПОТОМУ ЧТО ЧИСТ ОН БЫЛ И БЕСПОЛ, КАК КАФЕЛЬ И АНГЕЛЫ.
И КРОВЬ ТЕКЛА ИЗ ПОРЕЗОВ НЕЖНОСТЬЮ НЕУЕМНОЙ И КАПАЛА В «АНАЛИЗ МОЧИ»
И МАЛЕК КРАСНЫМ ГЛАЗОМ УХМЫЛЯЛСЯ.

Старушка от обиды и горечи неистовой как-то умом вывихнулась и как-то все по-другому увидела, что вовсе не Революция выходит в глазе-то красном, а проституция одна идеологическая и прожорство неуемное. И глаз вроде узкий – не окурком опаленный, а от рождения такой, по сути своей, китайский, значит.
– ТЫ АГЕНТ КИТАЙСКИЙ, МОЛЕКУЛА ПРОДАЖНАЯ, СЫНА ЗАВОРОЖИЛА ГИПНОЗОМ ПОЛИТИЧЕСКИМ И РАЗВРАТОМ РАСЧЕТЛИВЫМ! ВСЕ СПЕЦСЛУЖБЫ МАО ВЫЧИСЛИЛИ – И ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ СЫНА МОЕГО ДОВЕРЧИВОГО (ОН КАК ИДИОТИК БЛАЖЕННЕНЬКИЙ), И ДУШУ ЕГО МАСШТАБА НЕИЗМЕРИМОГО, И КУДА ПРОВОДКИ ПОДКЛЮЧАТЬ!..
Вы всевластием извращаетесь, мучить его для забавы надумали, Мальком шпионским соблазнять, чистоту предвидя и, как следствие, умыслов коварных непонятие!
– НЕТ ЛЮБВИ НИКАКОЙ! НЕТ! Я ТЕБЕ МАТЬ!!! – КРИКНУЛА ОНА ЭТО, СХВАТИЛА БАНКУ «АНАЛИЗ МОЧИ!» И ШВЫРНУЛА ОБ СТЕНКУ ВДРЕБЕЗГИ.
ИНЖЕНЕРИК СУТУЛЕНЬКИЙ «НЕНАВИЖУ!» – КРИЧИТ – «НЕ МАТЬ ТЫ МНЕ, А ЛЫСАЯ КАРЛИЦА ДИКТАТУРЫ. УБЬЮ Я ТЕБЯ! УБЬЮ! И ДЕНЕГ СВОРУЮ – ТАКОЕ МНЕ НАКАЗАНИЕ, ЧТОБ ЧИСТОТОЙ ДУШИ НЕ ВОЗВЕЛИЧИТЬСЯ. ГРЯЗЕН Я И НИЗОК В НЕСВОБОДЕ СВОЕЙ
В НЕСОПРОТИВЛЕНИИ СВОЕМ (ЧТО И БЕССМЫСЛЕННО ОБЪЕКТИВНО, НО ВСЕ ЖЕ ПОДЛЕНЬКО, НЕСМОТРЯ НА ОПРАВДАНИЯ). ТАК СТАНУ Я ГРЯЗЕН И НИЗОК В ДЕЙСТВИИ ФАКТИЧЕСКОМ, ЧТОБ ОЧЕВИДНОСТЬ БЫЛА И НИКАКОЙ МЕТАФИЗИКИ!»

И ЗАРУБИЛ МАТЬ ТОПОРОМ.
Алина

Из новых стихов: АННА КАРЕНИНА

АННА КАРЕНИНА

1

Анна
С кармою
Окровавленной.
Анна
Маниакального.
Ты кошмарно-шикарная,
Суздально-суицидальная.
Ты с надломленной
Ценностью
Чувства,
Анна Русского.
Ты непокорно –
Гибельная,
Анна идольного.

2

Глубока могилка,
Бог убог.
Земля – копилка.
Душа – колобок.
Тьмы улитки
Невозможно липки.
Ползут оборотни.
От жемчужной
Улыбки
Мужчины
В обмороке.

3

Была б ты Магдалиной раскаявшейся,
Волчья ягода – малинка!
Ты Герда без Кая.
Ад ласкает снежинку.

Была бы Магдалиной раскаявшейся,
Тебе бы дали выжить!
Догвиль любит падших.
Пади же!

4

Странной аристократкой
Старинных, видно, кровей
Ты Русь любила украдкой.
Сольвейг, осоловей!

Анна загадочного
Сквозь пену дней…
Кич в упадочничестве...
Сольвейг, осоловей!

Collapse )